Cпецпроекты

Как из антиспортивной девочки стать двенадцатикратным марафонцем и амбассадором бега: история Тани Гринёвой


0 786 63
Я никогда не была «по спорту»: я была круглой отличницей, золотой медалисткой, умницей, красавицей и почти комсомолкой, но никак не спортсменкой — врожденная худоба дала мне шанс долгое время не думать о физкультуре за ненадобностью (тогда я так думала). В моей семье никто не занимался спортом, а кроссовки были одни на лет семь-восемь.

Я помню, как я ненавидела бег: это был «кросс» — 2−3 км в школе. Боль в боку, объяснительные и справки. И четверки с натяжкой (единственные в моем отличном табеле) тоже помню. И снисходительный взгляд физрука (ну что возьмешь с нее, отличница).

Я помню, как я начинала бегать самостоятельно в университете — тогда 10 кругов по стадиону было невероятной дистанцией. Помню, как мне говорили (уже позже, когда я начала бегать по 5−7 км по утрам): зачем ты это делаешь? От бега портятся колени, позвоночник и суставы. Я помню, как купила первые беговые кроссовки в стоковом магазине. Помню, как пробежала первые 4 км спустя месяц после родов (и это были лучшие четыре километра!).
Я помню, как пробежала первые 10 км. Как сделала первый полумарафон. И марафон, конечно, — это было два года назад в Бруклине.

Сейчас я хотела бы посмотреть на школьного физрука. На тех, кто говорил, что я бегаю «башенкой» и что не стоит гробить колени. Впрочем, про "башенку", наверное, можно поспорить. С Кипчоге так точно. Да и единственные на 7 лет кроссовки сменились семью парами в год. И сегодня - последними Pegasus 35 (как на фото), подходящими не только под беговой лук.

Я начала бегать лет 10 назад, понемножку — с двух, четырех, семи километров. Несерьезно, на дорожке или в парке по утрам. Сначала — чтобы поддерживать себя в форме, потом я забеременела, и бегать мне запретили. Во время беременности я нашла блог Маши Мюллер (the mindful runner) и с восторгом читала о том, как Маша готовилась к своему марафону в Рио-де-Жанейро: красивая, интересная, тоже в Nike, кстати. Это было недостижимой мечтой, и я решила, что, как только рожу, начну готовиться к забегу. Не к марафону, конечно, но хотя бы к 10 км. Родила, побежала. Уже спустя два года мы познакомились и подружились с Машей. Теперь мы делаем вместе Fitness Geek Camp 🙂

Вокруг внезапно начали появляться новые бегающие друзья, сначала было 10 км в Киеве, потом — полумарафон в Лиссабоне, сильно позже — марафон. Я поняла, что если не пробегу полный марафон, то брошу бегать. Да, мне всегда была необходима великая Цель. Думаю, это работает для многих — без цели продолжать что-то системно сложно.

Потом я втянулась, привыкла, поняла марафонский кайф и эйфорию бегуна. Начала писать книгу о беге и о том, как это влияет на жизнь, карьеру и успех (50 историй непрофессиональных марафонцев). После придумала челлендж 12 марафонов за 12 месяцев. Все крутили у виска, но меня это лишь раззадоривало — для меня это было хобби, привычкой, удовольствием, социальным экспериментом и шагом к книге. Спустя пять первых марафонов я устала, мне надоело, и я потеряла смысл. Забыла.

Какой сильной бы ни была моя любовь к бегу и бегунам, этого было недостаточно: мне не хватало СМЫСЛА в ежемесячных марафонах (напомню для тех, кто не бегает, что марафон - это 42 км и это довольно сложно: первый марафонец в истории умер на финише)

Смысл нашелся после поста Влада Тисленко, марафонца и айронмена, который вместо подарков на день рождения предлагал друзьям сброситься на лечение онкобольных деток в кампании «Таблеточек»: сумма была большой, 100 000 грн. Тем, кто перечислял большую сумму, Влад предлагал пробежку вместе.

Меня осенило, смысл нашелся, и я написала в «Таблеточки» о том, что готова все оставшиеся 7 месяцев поддерживать сбор на их нужды, и, как марафон — сложная дистанция, так и сумма тоже должна быть непростой. Мы определили цель — паллиативная программа, самая сложная и непонятная для украинцев: ведь эти детки не выживут, но их надо поддерживать. Ежемесячная сумма — 94600 на поддержание 15 детей.

Было страшно: а вдруг снова не выйдет? Вдруг никто не будет перечислять? Но сумма собралась за три недели благодаря 150 (!!!) разным людям, которые перечисляли от 25 до 10 000 грн, некоторые помногу раз, и это очень круто. Я поняла, что все возможно: если ты горишь задачей, то даже самая сложная выполнима. Так мы собрали уже 415 000 гран за 4 месяца. И еще три впереди!

Системный бег делает вас дисциплинированным, спокойным, и — да! — хорошим человеком. Ведь вы так долго говорите сами с собой, что проблем почти не остается. Системная помощь делает то же самое: делает вас Человеком, учит тому, что отдавать всегда приятней.

Я испытываю невероятную гордость оттого, что люди пишут мне «Я БРОСИЛ КУРИТЬ И НАЧАЛ БЕГАТЬ ИЗ-ЗА ВАС», и еще большую оттого, что люди начинают системно помогать. Многие перечисляют несколько раз, говорят мне о том, что будут делать это так же системно, как и я — марафоны. И это круто и вселяет надежду: а надежда применима к чему угодно и, обретая силу и любовь, делает чудеса.

Я считаю, что бег — это не только физические упражнения, но и отличный способ медитации, роста над собой и развития осознанности. За тысячи километров, которые я пробежала, я понимаю, что бегуны не могут быть плохими людьми: за время долгой пробежки ты разбираешь все внутренние конфликты и становишься лучше. Хотела бы, чтобы бег стал также способом помощи тем, кому сегодня намного тяжелее, чем нам, бесконечно бегущим.

Подписывайтесь на нас в Facebook

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: